napoleon_6 (napoleon_6) wrote,
napoleon_6
napoleon_6

Categories:

Деревянный английский фунт стерлинг...



Ценные деревянные палочки в Англии – 1670 год.

В то время, когда Отцы-пилигримы занимались основанием Америки, их английские братья-пуритане также избавлялись от религиозного подавления. К 1650 году Оливер Кромвель (Oliver Cromwell) отобрал трон у короля, отрубил ему голову и по известному сценарию захватил парламент, распустив его, когда тот угрожал выступить против него. Он умер, передав власть своему слабохарактерному сыну, очевидно, не обеспокоенному обвинениями в лицемерии.

С уходом Кромвеля Англия решила, что если ей и нужен король, то он должен быть настоящим. Так что они разыскали Карла II и вернули ему трон в 1660 году, через 11 лет после казни отца.

Новый король не обладал такими же полномочиями, как его отец. Большая часть того, что ему нужно было делать, теперь зависела от совместных усилий парламента. В частности, его лишили привилегии на королевский сбор налогов, отчего Карл был вынужден выпрашивать налоги у своего правящего партнера. Парламент собирался редко, и логистика сбора налогов вызывала дальнейшие отлагательства, так что денег всегда было мало, и король с трудом оплачивал свои счета вовремя.

Примерно в это время начиналось финансовое развитие Лондона. Золотых дел мастера – традиционно изготовлявшие ювелирные изделия и посуду – появлялись из числа потенциальных кандидатов как торговые группы, которые превратятся в современных банкиров. Они добились успеха благодаря хранению ценностей в своих хранилищах в неопределенные периоды гражданской войны, а также за счет усиления позиции Лондона в растущей европейской торговле, где требовался обмен иностранных монет.

Вскоре золотых дел мастера получили возможность давать в долг, из-за чего они стали ключевыми посредниками на развивающемся рынке правительственных долговых обязательств.

Работало это следующим образом. Будучи вооруженным разрешением парламента на сбор налогов, Карл немедленно превратил его в наличные, продав определенные векселя на будущие налоговые поступления со скидкой относительно их номинальной стоимости. Ювелиры, которым было нужно обеспечить свои частные счета и которые не могли продавать королевский долг, быстро теряли возможность ссужать средства королю. Так что было решено, что выплата долга будет производиться не непосредственно ювелирам-кредиторам, а любому владельцу долга, вследствие чего первоначальный кредитор получил возможность продавать свой долг кому-то еще и вернуть свои деньги.

Затем проблема состояла в том, как гарантировать то, что новый владелец долга – не будучи первоначальным заемщиком – сможет достоверно распознать подлинность векселя на предъявителя. И здесь природа предложила древнее решение.

Половинка деревянного бруса, расколотого посередине, идеально совпадет только со второй половиной. Так деревяшки стали ключевым компонентом английской валюты. Правительственное министерство по управлению долгом взяло симпатичную палочку из орехового дерева и сделало на ней насечки из разных символов для обозначения различных сумм, одолженных и полученных в долг. Затем палочки раскололи пополам, и на каждой половинке была часть зарубки. Одна сторона – имевшая деревянную рукоятку, известная как «пай» (stock) – хранилась в королевском казначействе, в то время как другая отдавалась ювелиру, который также получал бумагу с указанием даты и условий возмещения.

Система была простой и эффективной. Банкиры-ювелиры оказались благонадежными и продавали большую часть того, что к этому моменту называлось «акциями» друг другу для обеспечения ликвидности. У них были причины оставаться честными, потому что они были ключевыми посредниками на прибыльном и быстро растущем рынке. Со своей стороны, деревянные палочки было невозможно подделать, и король был основным и надежным гарантом всех долгов.

Именно совершенство этой системы, в конечном счете, и вызвало ее распад, потому что рынок вырос намного сильнее, чем требовалось. Прежде всего, источником предложения наличных были сами ювелиры-банкиры. Во-вторых, они давали в долг небольшую часть денег, хранившихся на их частных счетах, зная, что их собственный персональный кредит обеспечит их достаточным количеством денег, в случае если им понадобится вернуть деньги вкладчикам. Затем они поняли, что они смогут заработать больше, предлагая процент по частным вкладам с краткосрочным хранением, потому что период хранения исключал непредвиденные запросы на изъятие денежных средств. Выплачивая процент, они накапливали больше общественных средств, а эти деньги одалживались королю с растущей ставкой.

Вскоре Карл понял, что ему не нужно беспокоиться об одобрении повышения налогов со стороны парламента перед выпуском акций, потому что он мог продать их в любом случае, и начиная примерно с 1668 года стало общепринятым, что государственные заимствования обеспечивались некими будущими налогами на граждан страны; и эта предпосылка сохраняется и по сей день.

Отныне парламентское ограничение скорости эмиссии этого нового денежного средства было обойдено, и в ближайшее время половина Лондона процветала за счет кредита, обеспеченного ценными сломанными деревянными палочками. Так было, когда ситуация начала ухудшаться.

Когда заканчивались добровольные частные вкладчики, приходилось увеличивать количество зарубок, чтобы получить больше общественных средств. Ювелиры могли предлагать королю только такие скидки, которые они могли финансировать за счет привлечения вкладов, и к 1670 году королю приходилось принимать 10-процентную годовую скидку от номинальной стоимости его «паевых» долгов. К этому моменту вкладчики получали 7%, а посредникам доставалось остальное.

К 1671 году система практически перестала быть выгодной королю, потому что на выплаты уходила вся наличность, которую могли принести последующие эмиссии. Он высосал все частные деньги, которые он собирался получить, так что в конце года он потребовал еще больше средств для своего флота, банкиры не смогли их раздобыть – по любой цене.

Разозлившись, Карл кстати вспомнил, что часть займов, которые он недавно получил, были выданы ему по ставке, превышавшей 6-процентный лимит, дозволенный его собственными законами против ростовщичества. Он объявил эти долги незаконными и прекратил выплаты из казначейства. Эта временная мера, принятая 2 января 1672 года, была продлена после окончания года еще на два, а после двух этих лет (кроме нескольких тщательно выбранных исключений) она стала бессрочной.

Результатом – часто повторяющимся с тех пор – стало следующее: оказалось, что те, кто кредитовал государство, непредумышленно предоставили все свои сбережения, нажитые непосильным трудом, в качестве добровольных налогов. Виноватыми оказались ювелиры. Их изображали как жадных оппортунистов, а некогда восторженные вкладчики проклинали их. 11 из 14 крупнейших обанкротились, доведя своих хозяев до разорения, банкротства, бегства, тюрьмы или смерти.

Скромная деревянная палочка так и не восстановила доверие к себе. Она была обречена на проигрыш своей близкой родственнице – бумаге.

Tags: Интересное и занимательное, История
Subscribe

promo napoleon_6 november 3, 2017 16:19 10
Buy for 10 tokens
«Дверь в Лето» — это прекрасная книга, полная самых светлых и добрых чувств. В центре сюжета Дэн Дэвис — талантливый инженер, настоящий изобретатель. Носитель идей прогресса. Он оказывается бессилен перед лицом предательства: обманом заполучив его компанию и его изобретения, когда-то любимая…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments