napoleon_6 (napoleon_6) wrote,
napoleon_6
napoleon_6

Categories:

Майк Мак-Кай, Хьюстон 2030




Итак, еще один научно-фантастический роман в жанре пост-апокалипсиса или очень оптимистической антиутопии. На тоненьких ножках подкрался полярный лис. Но у Майка Мак-Кая все — наперекор законам жанра. Да, в 2030 году мир жутковат. Люди расплодились — и сожрали планету. На всех не хватит. Централизованного электричества уже нет (кто побогаче — имеет на крыше солнечную батарею, которой хватает на тусклые лампочки, компьютеры и телевизоры). Централизованного водоснабжения и канализации тоже уже нет ...

Американское правительство делает вид, что все идет по плану, и отправляет парней воевать по всему миру за оставшиеся ресурсы. Каждый тридцатый из воевавших приходит назад калеками. Нет проблем: одноногим выдадим протезы, а которые совсем без ног — могут совершенно официально просить милостыню. Извините: слово «милостыня» не полит-корректно; это называется «добровольные пожертвования на нужды инвалидов.» А девушки могут купить себе лицензию и идти работать проститутками.

Однако, все это не значит, что все должны с винтовками и топорами бежать в леса и убивать друг-друга! Нет: никакой утопии. В Хьюстоне 2030 года есть воры на доверии, серийные убийцы и не-серийные убийцы тоже. Есть воры мелкие и воры крупные. Есть мафия, есть коррупция. Есть нечестные предприниматели и бездушные бюрократы. Есть детский труд, есть семейные побои. Есть болезни, в том числе — неизлечимые. Однако, на каждого убийцу найдется веревка, табурет и кусочек мыла. На каждого вора найдется полисмен. На каждого мафиози — расчетливый сержант полиции. А на каждого нечестного предпринимателя — два десятка честных. Цивилизация продолжается, и люди остаются людьми.

Кому совершенно не стоит читать книгу — это любителям зомби-постапокала и подобных пост-апокалиптических боевиков-мочилок. А всем остальным читателям — настоятельно рекомендую. Подход автора — свеж и нестандартен. Честно говоря, я ничего подобного до этого не читал. Кто знает — пожалуйста, дайте наводку. Только без зомби и без ядерного пепла :)


Предисловие переводчика

Я наткнулся на роман Майка Мак-Кая совершенно случайно. Искал в Гугле хьюстонский адрес и набрал «2030». По ссылке вдруг появился архив с текстом. В первый раз я прочитал его в самолете – по пути в США. Книга настолько меня потрясла, что я решился сделать русский перевод.

Переводить текст было довольно непросто. Мак-Кай – мастер современного диалога, и многие интонации передаются культурным контекстом. При переводе пришлось поневоле использовать много неологизмов и специфического сленга. Если кого-то коробят слова «амер-индиец» (в смысле: американский гражданин – недавний эмигрант из Индии, а не «американский индеец») или «пофиг» (ну, Вы меня поняли), пожалуйста, загляните в английский текст и предложите лучший перевод! (А еще лучше – попробуйте прочитать все в оригинале. Правду говорю: не пожалеете.)

Несколько замечаний о методологии, использованной при переводе.

.

Американо-английские сокращения, использованные автором, распадаются на две категории. Общеизвестные сокращения, такие как FBI или GPS, переводились общепринятыми русскими аббревиатурами, то есть ФБР (Федеральное Бюро Расследований), или оставлялись в латинице, то есть GPS (Global Positioning System, глобальная система позиционирования – спутниковая навигационная система). Менее известные сокращения, такие как CSI (Crime Scene Investigator), заменялись на похожие по смыслу русскоязычные аналоги, то есть «судебно-медицинский эксперт». По ходу действия, герои используют американизированный профессиональный полицейский жаргон: «vic» («victim»), «perp» («perpetrator») и так далее. Подобные сокращения тоже заменялись подходящими по смыслу русскими терминами. Скорее всего, эти русские термины не соответствуют сокращениям и профессиональному сленгу Российской Полиции, но переводчик полагает, что точный перенос стереотипов работы российских полицейских на территорию США 2030 года и не требуется.

Диалоги некоторых действующих лиц транскрибированы автором, чтобы передать, например, индийский акцент («Слюшай, дарагой. Дыну кюшал – дэнги платы!»). Переводчик решил заменить эти транскрипции правильным русским, без передачи акцентов (ну, не умею я, как Мак-Кай, что поделаешь). Ненормативная лексика в диалогах несколько смягчена в переводе. В диалогах также присутствует намеренное искажение автором правил английской грамматики. Раз уж так говорят в трущобах 2030 года, то пишим, как слышем (и, как у автора, выделяем курсивом). Кое-что пришлось перевести на «конкретный русский» новояз, например «за базар отвечаю», в смысле «слово мое крепкое». Вряд ли девочка со свалки будет говорить, как доблестный рыцарь Айвенго (да и Айвенго так никогда не говорил. Он же по профессии – боец на турнирах, солдат удачи)! А то, что не вошло еще полностью в наш великий и могучий новояз, переводим и так: «низнаю» (не знаю), «теперя» (с недавних пор) и «больша нета» (уже отсутствуют).

По автору, в США 2030 года по-прежнему используют Имперскую систему мер и весов. Фунты, футы, ярды, мили, градусы по Фаренгейту – в переводе оставлены как есть. Дело в том, что полицейские и судмедэксперты оперируют единицами измерений постоянно, иногда приблизительно, но чаще - точно. Было бы странно, если бы следователь говорил: «Отберите мне всех подозреваемых ростом от 172,7 до 177,8 сантиметра», или, что еще хуже: «Отберите мне всех подозреваемых ростом примерно от 173 до 178 сантиметров.» «Примерно – это как?» – переспросит эксперт. В реальности, следователь говорит: «Отберите мне всех подозреваемых ростом от 5-8 до 5-10,» имея в виду точные футы и дюймы. А еще страннее смотрелось бы утверждение, что преступник был точнехонько 175,3 см ростом, точно вровень с линией на заднике тюремного фото (ага, там такая специальная линия – точнехонько 175,3 см). Десятичные точки (вместо традиционных русских запятых) тоже оставлены как в английском тексте. Для читателей, непривычных к Имперским единицам, даются примечания переводчика – с преобразованием в метрическую систему.

При переводе имен действующих лиц и личных местоимений подход был исключительно социально-классовый (российские переводчики Голливудских фильмов, берите на заметку)! В английском языке практически нет уменьшительно-ласкательных форм имени (например, Александр – Сашенька, Михаил – Мишенька), зато есть так называемая «короткая форма имени» (Николас – Ник, Уильям – Билл, Майкл – Майк). Короткие формы очень популярны в США и Канаде, и несколько менее – в Великобритании и Австралии. Короткие формы имени не несут какого-либо уничижительного оттенка; вспомните, что Уильяма Генри Гейтса III, основателя корпорации «Микрософт», называют не иначе как «Билл Гейтс», а Стевена Пола Джобса из корпорации «Эппл» при жизни именовали просто «Стивом Джобсом». Так что, не Александр – Саша и Майкл – Миша, а Александр – Алекс и Майкл – Майк, и никак иначе!

А вот с уменьшительными (не с «уменьшительно-ласкательными», а просто «уменьшительными») формами имен в английском все в порядке. Точно как в русском Михаил – Мишка, а Александр – Сашка, в английском Уильям – это Билли или Вилли (как небезызвестный Вилли Токарев), а Майкла назовут «Микки» в Америке или «Майки» в Австралии. Если не задаваться хроническим отсутствием у американцев отчеств, уменьшительные формы в английском работают точно так же, как и в русском. Если Ваш сосед – глава небольшой частной фирмы, долларовый миллионер, и ездит на «биммере», то для Вас он «Александр» (ну, в России даже и по-старорежимному: «Александр Николаевич»). А если Ваш сосед инвалид-алкоголик, не миллионер даже во Вьетнамских Донгах (по 20,000 за один доллар), и ездит на кресле-каталке вместо «биммера», то он, вполне естественно, будет для большинства не «Александром», а «Сашкой», независимо от возраста. Впрочем, жена «Александра Николаевича» из нашего примера величает своего любимого мужа исключительно «Сашкой», а их сына, балбеса-студента, успешно откосившего от армии – «Пашкой», и оба не обижаются. А несчастная супруга алкоголика Сашки зовет его «Сашенькой», а по пьяни – зачастую и «Александром».

Так что, дамы и господа, Mickey Mouse (в точном соответствии с задумкой У.Диснея) – это совсем не домашний «Мышонок Микки», а задиристый и задорный уличный хулиган Мишка Моус. Да, именно: «Моус». Фамилия у него такая! Вы же не переводите «Мистер и миссис Смит» как «Семья Кузнецовых»! А Мишкина подружка Minnie в переводе должна бы называться Манькой. По кличке Облигация (вы замечали, во что и, главное, как она одета в старых рисованных диснеевских мультиках, а не в китайских компьютерных новоделах?) Вот написал и подумал: а ведь и в самом деле, главный герой повести Марк – напоминает в чем-то вечно-рефлексирующего Володю Шарапова из фильма «Место встречи изменить нельзя» (или книги Вайнеров «Эра милосердия», кому как нравится). А сержант Зуйко, родись он в деревне и эдак лет на семьдесят раньше, – сошел бы за майора Жеглова. Только у Мак-Кая все вверх-тормашками: Шарапов – начальник, а Жеглов – подчиненный.

У Мак-Кая в тексте – четкая градация. Отец продолжает называть сына только «Уильямом»; жена Уильяма зовет его «Билли» или «зайка», а с недавних пор и многие соседи стали называть парня «Билли» вместо «Уильям». Это потому, что он теперя инвалид (но, к счастью, вроде бы не алкоголик). В романе присутствуют еще два персонажа, имена которых нуждаются в пояснении для российских читателей. Во-первых, поэт-исполнитель Джек-Потрошитель в английском тексте: «Jack-the-Rapper», а не «Jack-the-Ripper». Тут уж ничего не поделать: игра слов. Во-вторых, полицейский Ким. «Ким» в данном случае – это не революционное имя «Коммунистический Интернационал Молодежи», а просто корейская фамилия (как Великий Вождь, товарищ Ким Ир Сен). А имя полицейского мы так и не узнаем на протяжении всего романа. У корейцев, вьетнамцев, китайцев, взрослого человека по имени (без фамилии) могут называть только родственники и самые близкие друзья («Дорогой товарищ Леонид Ильич Брежнев» и «Дорогой товарищ Ким Чен Ир» – это одинаково. Но при этом за «Дорогой Чен Ир!» можно загреметь по нарам лет эдак на пятьдесят. Это вам не «Дорогой Леонид Ильич!» Культурный контекст, понимаете ли). Чистокровный амеро-кореец, полицейский Ким свято чтит традиции своей культуры. И соседка главного героя, (по-видимому, амеро-китаянка) миссис Конг – тоже предпочитает, чтобы ее называли исключительно по фамилии. А вот Амелия Хан – она только наполовину амеро-азиатка, и ее уже называют по имени.

Разобравшись с именами, разберемся далее с личными местоимениями. Тут все довольно просто. Категории «Ты» и «Вы» в английском отсутствуют напрочь – там только «You». Приходится переводить по контексту. Например, если в обращении используются уважительно-формальные «сэр», «мистер», «мэм», или «мисс», тут уж однозначно будет «Вы» в русском переводе. В одном месте моего перевода, следователь предлагает задержанной проститутке «перейти на ты». В английском тексте, конечно, такой фразы нет и быть не может. Но в начале допроса он полторы страницы говорил ей официальное «мисс», она отвечала ему «сэр». А затем она решила сотрудничать с Полицией, и он начал говорить ей исключительно «дорогуша», и даже «беби». А она, в свою очередь, бросает ему: «Я те чо – нотариус?» (Да! Да! Так в тексте: «I'm what – a notary public?» И даже специально – не по правилам «джентльменского английского», а «по понятиям». Опять почти как из «Места Встречи», даже удивительно!) Короче, чтобы не рвать структуру диалога, пришлось выдумать фразу про «перейдем на ты».

Наконец, имена собственные, использованные в тексте. Слово Meltdown (Расплавление), в смысле супер-кризиса, переведено как Обвал. Словечко «'Fill» (укороченное от «Landfill» – полигон для захоронения отходов, по тексту имеется в виду конкретный полигон в Хьюстоне: McCarty Road Landfill – полигон дороги Маккарти) переводилось как Куча. Отсюда, соответственно, и термин: на Куче, в смысле «на помойке». Географические названия не переводились, а транскрибировались общепринятым способом: например «Galveston» (город и морской порт недалеко от Хьюстона) – по тексту перевода: «Галвестон».

Интересно, что автор верно предсказал победу Б.Обамы на выборах 2012 года. В 2008-2009 годах Обама был Президентом только первый год.

Переводчик искренне надеется, что книга понравится русскому читателю. И – присоединяюсь к пожеланию автора: пусть написанное никогда не сбудется!

М.Якимов

Брисбен, 2014.


Tags: Книги
Subscribe
promo napoleon_6 ноябрь 3, 2017 16:19 10
Buy for 10 tokens
«Дверь в Лето» — это прекрасная книга, полная самых светлых и добрых чувств. В центре сюжета Дэн Дэвис — талантливый инженер, настоящий изобретатель. Носитель идей прогресса. Он оказывается бессилен перед лицом предательства: обманом заполучив его компанию и его изобретения, когда-то любимая…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments